Хорен Абрамян о Фрунзике Мкртчяне

Хорен Абрамян* * * 

Фрунзик желал смерти, он рвался к ней, он мечтал о ней, жестоко гася в себе жизненные инстинкты. Его не время погубило и не пристрастие к вину и табаку…
Нет, он сознательно шёл к своей погибели, не имея сил пережить болезнь сына и жены — огромное семейное горе.
* * *
Актёр от начала до конца. Мы, коллеги, стояли за кулисами, смотрели и ждали, что нового он сегодня сделает в роли. Мы знали: он обязательно будет импровизировать, и это была гениальная импровизация. Поразительно, какая у него была находчивость. Он мог рассмешить целый зал. Я помню его спектакли, которые начинались гомерическим хохотом в зрительном зале, и этот хохот продолжался все представление. Вообще Фрунзик был удивительным человеком — день начинал с песни и был счастлив. С другой стороны, в нем всегда жило ощущение какой-то трагичности…
* * *
Человек приходит в этот мир с охапкой хвороста и его задача — сжечь её до конца, чтобы она не превратилась в тлен. К сожалению, Фрунзик не смог все это сжечь, а там было очень много огня. Потеряли мы очень много тепла Фрунзика.
* * *
День спустя после церемонии крещения Фрунзик исчез. Дома не появлялся, был неизвестно где.
Наконец на третий день звонит жена:
- Он пришел, пьяный и совершенно измученный.
Мы поспешили к нему. Зулум на правах крёстного отца стал у него над головой и начал читать наставления:
-Как тебе не стыдно, разве такое поведение достойно истинного христианина!
Здесь Фрунзик посмотрел на нас невинным взглядом и говорит...
-Что, что я сделал! Я внимательно слушал священника и насколько я помню он ничего не говорил насчёт выпивки.
* * *
Фрунзик мог с криками и воплями остановить и поздний трамвай. Забравшись на крышу, он изображал Ленина на броневике…
- Как истинно кавказский мужчина, он был гурманом ?
- Вы не поверите, застолье Фрунзик вел так, что заслушаешься, а вот к изысканной еде был очень равнодушен, ему достаточно было кусочка колбасы или сыра с зеленью.
- Друзья отмечали, что Фрунзик никогда не обращал особого внимания на свою одежду.
- Последние годы он одевался очень хорошо. Его московский друг, фотохудожник Георгий Тер–Ованесов, помог сшить Фрунзику парадный костюм с жилеткой из синей английской ткани. В нем Фрунзик, кстати, снялся в фильме "Мужчины" у Эдмонта Кеосаяна.
* * *
- Я очень удивился, когда Фрунзик создал свой театр. Для себя он никогда ничего не выбивал. Но в этой своей идее был удивительно последовательным.
* * * 
- Когда Фрунзик появился в нашем ереванском театре, я спросил его: "Ты что заканчивал?", он, не моргнув глазом, ответил: "Музыкальный техникум по классу виолончели, - рассказывает Хорен Абраамян. - Когда я у наших оркестрантов попросил инструмент и попросил Фрунзика что-нибудь сыграть, он, отчаянно жестикулируя, закричал: "Зачем я буду играть, у меня есть бумага, что я учился…" Тогда мы вместе долго смеялись, и я стал звать Фрунзика Виолончелистом.
Мы постоянно друг друга разыгрывали. Во время съемок мы старались уйти подальше друг от друга, иначе серьезно работать не удавалось. Даже на похоронах мы заранее договаривались, кто где будет стоять… Удержаться от подколок ни один из нас не мог.
«С творческих капустников, которые в театре нередко затягивались до утра, мы выходили на улицу и вытворяли такое.
Помню, хорошо выпившие, мы выкатились однажды в 5 утра на центральную площадь, где стоял огромный памятник Ленину и трибуна, и устроили свой парад. Там всегда находился дежурный милиционер, но Фрунзика это не смущало, отказать ему было невозможно. 
Он залезал на трибуну и начинал распределять всем роли. Один из нас был Генеральным секретарем, другой министром иностранных дел, третий членом Политбюро. Фрунзик чаще всего изображал народ. На наши лозунги с трибуны он из толпы выкрикивал всякие ругательства.
Когда милиционер хватал его за шкирку, он возмущенно кричал на всю площадь: Это кричал не я, кто-то из демонстрантов. Мог Фрунзик с криками и воплями остановить и поздний трамвай. Забравшись на крышу, он изображал Ленина на броневике…» По своей сути он до самых последних лет оставался большим ребенком.

Хорен Абрамян
Народный артист СССР

Печать

Ո՞ւմ ոտքն է

Венера Милосская1988-ին թե 1989-ին էր, հիմա լավ չեմ հիշում:
Մի օր, Մհեր Մկրտչյանը կնոջ՝ Թամար Հովհաննիսյանի հետ եկավ մեծ քրոջ՝ Կլարայի տուն: Կլարան մեր հարեւանուհին էր, մորս ընկերուհին: Այդ օրը Կլարայի աղջկա՝ Գայանեի նշանադրության օրն էր եւ, բնականաբար, մենք էլ էինք հրավիրված:
Մի խոսքով, քեռին եկել էր մասնակցելու Գայանեի նշանադրության խնջույքին:
Մի քիչ կերանք-խմեցինք ու Մհեր Մկրտչյանը, որ այդ ժամանակ ահավոր նիհարել էր՝ հոգնեց ու գնաց կողքի սենյակը: Ես էլ նրա հետեւից գնացի, որ մի քիչ զրուցեմ հետը:
Իրոք, իսկական երեխա, ինչ հարց տալիս էի, անկեղծորեն ու ոգեւորված պատասխանում էր: 
Թատրոնից, դեսից-դենից խոսեցինք ու հասանք Խորիկին /Խորեն Աբրահամյանին/:
Ուզում էի իմանալ, թե մեծություններն իրար ինչպես են գնահատում:
Այն, ինչ պատմեց Արտիստը, մինչեւ հիմա հիշում ու ծիծաղում եմ.
- Գիտե՞ս, Խորիկը ինստիտուտում սեսիոն քննությունը ոնց է հանձնել: 
Ուրեմն՝ մտել է կերպարվեստի պատմության քննությանը, տոմսը քաշել է, նստել մի քիչ մտածել է ու դասախոսը՝ Վահան Հարությունյանը կանչել է: 
Ցույց է տվել Միլոսյան Վեներայի լուսանկարները, բայց միայն ոտքի հատվածը ու հարցրել է՝ ,,Ո՞ւմ ոտքն է,,:
Դե, Խորիկն էլ ո՞րտեղից իմանար, եսիմ ո՞ւմ ոտքն է, հազար տեսակ այդպիսի ոտքեր կան քանդակված: Բայց դասախոսը անընդատ ստիպել է, որ հիշի ու պատասխանի ու շարունակ կրկնել է՝ ,,Ո՞ւմ ոտքն է,,:
Խորիկն այդպես էլ չի իմացել: Դե, մի երեք մի կերպ ստացել ու դուրս է եկել կաբինետից: Բայց կաբինետի դուռը փակելուց հետո նորից դուռը բացել է, ինքը մարմնով մնացել է դրսում, միայն ոտքն է ցույց տվել ու բարձր հարցրել է՝  
,,- Ո՞ւմ ոտքն է,,: 
Միասին ծիծաղից ուշաթափվեցինք ու Արտիստը խոսքն ավարտեց.
- Հզո՜ր տաղանդի տեր է, Խորիկը...հզո՜ր...

Կիմա Եղիազարյան

Хорен Абрамян

Хорен АбрамянГоворить о Мгере Мкртчяне мне легко, и легко еще и потому, что мы гигантскую часть жизненного пути прошли вместе... Он - крупное явление в нашем кино, в нашем театре.
Мы были друзьями. Чего только с нами не было - и курьезные случаи, и споры...
Нашим главным режиссером был Армен Гулакян, каждую неделю он собирал нас, мы беседовали. Во время одной из таких встреч он сказал, что видел спектакль, как раз по его пьесе. » что в одной из ролей молодых людей видел Фрунзика Мкртчяна. Рассказал нам с большим теплом, вдохновением:  «Знаете, в Ленинакане есть один актер, обладающий незаурядным даром.” Знаете, что такое похвала Гулакяна? Он был очень сдержанным человеком, никогда не хвалил в лицо, никогда, даже самых великих.
Однако Фрунзик должен был состояться в Ереване. Войти в театр имени Г. Сундукяна и работать в нем, где были Папазян, Нерсисян, Вагаршян, и где были режиссерами Гулакян, Аджемян - это было очень трудной задачей.
Палитра возможностей, амплитуда дарования Ф. Мкртчяна были яркими - от самого комического до самого трагического. Никогда он не выходил на сцену, не готовясь, с ходу. » напоследок поставил в своем театре “Жену пекаря”, где сыграл роль пекаря Эмебле - свою лебединую песнь.
Фрунзик Мкртчян всегда останется в театре как его неповторимое явление.

Хорен Абрамян,
Народный артист СССР, Лауреат государственных премий
из книги Айказа Ераносяна "Мгер Мкртчян"