Плакаты к фильму "Айболит-66"

Айболит-66Режиссер: Ролан Быков
Автор сценария: Вадим Коростылев, Ролан Быков
Оператор: Геннадий Цекавый, Виктор Якушев
Композитор: Борис Чайковский
Художник-постановщик: Александр Кузнецов
В ролях: Олег Ефремов, Лидия Князева, Евгений Васильев, Ролан Быков, Андрей Смирнов, Фрунзик Мкртчян, Илья Рутберг, Руслан Ахметов

Аннотация Эксцентрическая музыкальная комедия с элементами цирка и пантомимы, остроумная и изобретательная, о добром докторе Айболите, обезьянке Чичи и собаке Авве и злом, но в то же время жалком, разбойнике Бармалее и его совсем не страшных помощниках.
«Айболит-66» — советский музыкальный художественный фильм, снятый в 1966 году по мотивам произведений Корнея Чуковского режиссёром Роланом Быковым. Премьера фильма состоялась 19 апреля 1967 года.
Маленький утлый кораблик с красным крестом на белом парусе, везущий в Африку, где серьезно больны обезъяны, доктора Айболита (Айболита 1966 года) и его верных помощников, атакован разбойничьей троицей. Атака сопровождается ужасающим шумом, залихватским гиканьем, свистом, пистолетными выстрелами. В манере поведения атакующих, в скрупулезной дотошности их костюмов сказывается прочная связь с древней пиратской традицией. Но что может значить в наше время традиция, не освеженная новаторством? Средства передвижения разбойников - архисовременные. Глава отряда Бармалей (тоже, естественно, 1966 года издания) оседлал железную акулу на подводных крыльях. а два его помощника, зацепившись за акулий хвост, ловко балансируют на водных лыжах. Зрители еще не успели толком уловить всех уморительных подробностей пиратского колорита преследователей, но феерия их появления в фильме уже заставила и детей и взрослых захлебнуться смехом. Смех этот станет безотказно сотрясать зал каждый раз, когда на экране начнут возникать новые подробности приключений коварных, но безалаберных разбойников, когда на нем будет появляться фигура, лицо, профиль одного из них - Грустного слуги - Мгера Мкртчяна.

Фрунзик Мкртчян в фильме АЙБОЛИТ-66В фильме Ролана Быкова, руководившего не только шайкой пиратов как Бармалей, но и всеми съемками картины как ее режиссер, герой Мкртчяна был человеком удивительно глупым и поразительно старательным. Возможно, бог отпустил и на его долю какую-то толику интеллекта. Может быть, попади он в более благоприятную обстановку, под начало доброжелательного к людям доктора Айболита, например, дело не выглядело бы таким безнадежным. Но судьбу не выбирают, а она к нашему герою не благоволила. Она свела его с мелочным, властолюбивым, раздражительным и абсолютно невоспитанным Бармалеем. Более того, сделала не только пиратом, но и слугой пирата. О каком же развитии интеллекта могла в таком случае идти речь? Бармалей просто забил, грубо выражаясь, "затюкал" своего Грустного слугу совершенно недозволенными методами обращения с людьми вообще, с подчиненными - в частности. А в результате - этот печальный брюнет с уныло повисшим носом и какой-то нечеловеческой, скорее собачьей тоской во взгляде оказался не способным даже к простому сопоставлению самых элементарных явлений жизни. Не говоря уж о выводах, которые в его возрасте надо было бы уметь делать из этих сопоставлений.
К примеру, Грустный слуга увидел за камнем доктора Айболита, по ошибке считавшегося в бармалеевой компании давно погибшим.

- Это доктор? - недоуменно спрашивает Бармалея слуга.
- Конечно, доктор! - раздраженно кидает тот сквозь зубы.
- Но он же утонул! - еще более недоумевая, как-то жалко, растерянно произносит Грустный слуга.
Что же делает Бармалей вместо того, чтобы терпеливо разъяснить человеку его ошибку? Он грубо обрывает:
- Выплыл, бандит! Давай бомбу.
- Но он же утонул, - несмотря на всю свою запуганность, все же пытается пробиться к истине герой Мкртчяна.
- Ладно, давай бомбу, - не вдаваясь больше ни в какие объяснения кричит Бармалей, желая поскорее расправиться с Айболитом.
- А он там ? - теперь уже просто в воздухе повисает безнадежный вопрос Грустного слуги. Все-таки при рождении в нем было заложено что-то путное. Если бы этого человека да в хорошие руки.
Фоунзик МкртчянТем временем у Бармалея возник новый план: не нападать на Айболита сейчас, когда он тут, рядом, за камнем, а идти в обход. Нормальные герои всегда так поступают. Грустный слуга, в отличие от строптивого Веселого, не собирается возражать командиру. В обход так в обход! Он просто на всякий случай, в глубине души уже, пожалуй, и не надеясь получить хоть мало-мальски приемлемое объяснение, все-таки решается и робко спрашивает Бармалея о докторе: "А он там?" Ну а в ответ (предчувствие, конечно, не обмануло!) получает только пинок.
Потом события развиваются своим чередом. Отряд, возглавляемый Бармалеем, предпринимает обходный маневр. Грустный слуга вместе со всеми очень покорно, проявляя завидное терпение и выдержку, одолевает болото вброд, чуть не тонет в нем, а под конец даже спасает Бармалея от гибели: на пару с Веселым слугой делает ему искусственное дыхание. И при этом, как только позволяют условия операции, для поддержки боевого духа хором (с товарищами) распевает песню. А как старательно, даже увлеченно он отплясывает танец разбойников, достигших африканского берега! Как самозабвенно выкрикивает слова торжества: "Есть бандиты в Африке!", "Есть пираты в Африке!"
Но почему же на лице Грустного слуги даже в минуты победной пляски, даже в моменты торжества над противником ни разу не было ликования или хотя бы просто радости? Отчего глаза этого человека все время были переполнены такой невыносимой тоской? Не оттого ли, что сей неудачливый бандит все время инстинктивно чуял (не понимал, где ему, с его-то интеллектом!- а именно чуял), что пиратом он стал по ошибке, что жизнь прожил не на своей улице, и что сердце у него на самом деле доброе, несмотря на все совершенные злодеяния. И тактично, в полном согласии со стилистикой фильма, Мгер Мкртчян "насадил" комическую роль на драматический стержень.
В конце фильма мы все-таки один раз увидели и услышали, как Грустный слуга хохочет. Но более неподходящий момент для смеха выбрать было невозможно. Рушился мост, на котором оказался наш неудачливый герой. Грустный слуга уже летел в пропасть и хохотал, хохотал... не мог остановиться.
Фильм "Айболит-66" закрепил всесоюзную славу прекрасного армянского комика.

Печать

Фрунзик Мкртчян в фильме «Айболит-66»

Фрунзик Мкртчян в роли Грустного пирата

Первой ролью Мгера Мкртчяна на киностудии «Мосфильм» стала роль Грустного пирата в художественном фильме «Айболит — 66» Ролана Быкова. Он рассказывает зрителю сказку — добрую и веселую, полную глубокого смысла.
В этой замечательной киноленте все образы — Олега Ефремова (Айболит), Ролана Быкова (Бармалей), Мгера Мкртчяна (Грустный пират) — высокого художественного мастерства, свежи и оригинальны. «Айболит—66» был принят зрителем с исключительным восторгом.
Бармалей-Быков, Грустный пират — Мкртчян вместе со своими помощниками, прибегнув к разнообразным «адским» средствам странным телодвижениям и жестам, «сатанинским» пляскам и гримасам, размахивают своими кинжалами и саблями, исполняя весь этот танец непринужденно и естественно, как дети.
Отрицательные персонажи в фильме «Айболит — 66» предстают перед зрителем как смешные, несчастные и жалкие существа, которые разными способами пытаются перепугать Айболита и его спутников. На какой-то миг Бармалей и его помощники унимаются, усмиряются. В этой сцене герой Мгера Мкртчяна, готовый сразить всякого, кто возникнет перед ним, вдруг сдает свои позиции.
До сих пор сверкавшие глаза актера постепенно тускнеют. Для талантливого актера, по его свидетельству, роль Грустного пирата обрела свой изначальный смысл. Мгер Мкртчян придает в этой роли значение изображению чисто внешнему - манерам, мимике, он гиперболичен, а бытовая достоверность здесь исключена.
В фильме «Айболит — 66» Ролан Быков и Мгер Мкртчян прибегли к вольной безграничной фантазии, импровизациям, которые сообщают ритм и легкость, окрыляют образы до совершенного, полного их воспарения.

Bp книги Айказ Ераносян "Мгер Мкртчян"