Алла Сурикова

Алла Сурикова- Пригласить Вы могли бы Будрайтиса, например, а пригласили Мкртчяна. Почему?
А. Сурикова: Первая фраза в сценарии замечательного драматурга Эмиля Вениаминовича Брагинского, (ныне покойного, к огромному сожалению), моего «первоисточника» - я его так называла, потому что "Суета сует" была моя первая картина. Первая фраза в сценарии была такая. Муж приходит к жене в ЗАГС и говорит: "Марина, я пропал. Я, можно сказать, погиб, мне понравилась посторонняя женщина". И я мысленно перебирала мужчину, для которого эти слова были бы естественными. Любой человек русский должен был бы встать на цыпочки, чтобы произнести, или как бы комиковать. А для Фрунзика, который приходил, всовывал свой нос в дверь и говорил, что он пропал, что ему понравилась посторонняя женщина, - было искренним. И я его вычисляла и вычислила. Там пробовались замечательные артисты. Это была моя первая картина, и там было достаточно сложно с утверждением актеров. Перед этим он снялся, по-моему, это было перед "Мимино". Он снимался и у Ролана Быкова в картине "Айболит". То есть знала, кого я приглашаю. Он действительно замечательный комедийный актер. Очень талантливый, умный, очень требовательный и очень знающий. И это внешне казалось, он такой раблезианец, поесть и выпить.
- Но глаза грустные. 
А. Сурикова: Да, во-первых, грустные глаза. Во-вторых, это человек, который ставил в Армении "На дне" Горького, как режиссер. То есть в нем была та глубина, то знание жизни и та требовательность к себе, которая давала право ему играть кого угодно, в любой стране. К сожалению, его слишком любили. И поэтому он рано умер, он не мог отказать. У него больная печень, хотя он не был алкоголиком. 
- А как складывался ансамбль с Польских? 
Фрунзик Мкртчян и Галина ПольскихА. Сурикова: Замечательно. Они очень нежно относились друг к другу. Когда в финальной сцене Фрунзик возвращается к ней, и она ему пришивает пуговицу, у него слезы текли из глаз, потому что он насколько искренне и трогательно к ней относился, и проиграл эту ситуацию. По-моему, он был готов в финальной сцене на ней жениться, забыв горы Армении и навсегда переехав в Москву.
Эмиль сначала был против Фрунзика. Он не мог произнести его фамилию, пять согласных подряд, «мкртч». Но когда он его увидел, он его полюбил, и специально для него, понимая, что у него такой яркий армянский акцент, написал такую фразу (этого не было в сценарии): Галя Польских говорит: «Сколько лет живешь в Москве, а не научился правильно говорить по-русски». На что он говорит: «Русский язык такой богатый, а я человек бедный». Вопрос об акценте был снят.
Благодаря игре Фрунзика я и написала так много о фильме, который в остальном не представляет собой ничего особенного. Ну, разве еще незабываемый образ, созданный Анной Варпаховской.

 http://cinemotions.blogspot.com/2008/08/1979-suyeta-suyet-1978-fuss-of-fusses.html


Алла Сурикова-  Случалось, что актеры срывали съемку?

А. Сурикова: Нет, не срывали… Подрывали свое здоровье… Бывало. Когда есть возможность в таком случае отменить съемку, я это делаю. Когда Фрунзик Мкртчян, который снимался в моей картине “Суета сует”, приезжал в Москву, вся здешняя Армения хотела с ним выпить, а он не мог отказать. Ему нельзя было пить, он, может быть, прожил бы дольше, если бы смог сказать: нет. И на следующий день он не мог сниматься по-настоящему — потел, плохо себя чувствовал. Я старалась не показывать виду и предлагала: “Давайте сегодня порепетируем”. Но время было другое, мы могли нагнать. Сейчас все изменилось. Хоть ползком ползи, но снимайся.

http://www.mk.ru/culture/interview/2010/11/02/541337-ischite-surikovu.html


Режиссер Алла Сурикова считает, что комедийный актер с грустными глазами — это высшая оценка комического актера. "Настоящий комедийный актер, — рассуждает Сурикова, — где-то во втором своем плане трагичен. Такими были Евгений Леонов, Андрей Миронов, Юрий Никулин, и конечно же, Фрунзик Мкртчян... У армян есть поговорка: "Возьму твою боль". Это высшее проявление человечности. Во мне во многом это осталось от Фрунзика".


 

Печать