Интервью с артистом Арменом Чалдраняном

ОТ ФРУНЗИКА ДО БАРБРЫ СТРЕЙЗАНД

Армен Чалдранян – актер и бизнесмен в одном лице, ереванец, ныне проживающий в Лос-Анджелесе. Сейчас он находится в своем родном городе, куда ежегодно приезжает. Интересный собеседник, он рассказывает о себе, о своем становлении в качестве актера, о значимых эпизодах из своей жизни. Кстати, Армен – брат режиссера Вигена Чалдраняна.
- Как проявилось ваше пристрастие к актерской профессии?
- Я с детства был похож на Мгера Мкртчяна. Настолько, что ребята нашего двора окрестили меня Фрунзиком и так называли долгие годы. В девятилетнем возрасте, отдыхая в детском лагере, я участвовал в театральной самодеятельности. Играл самого Назара в спектакле «Храбрый Назар. Об этой постановке и обо мне в газете «Пионер канч» даже была опубликована статья, а телевидение показало небольшой репортаж.
В этот же период Альберт Мкртчян, заканчивавший тогда учебу на режиссерском факультете ВГИКа, должен был приступить к своей дипломной работе – короткометражному фильму «Фотография», в котором одну из главных ролей сыграл Фрунзик Мкртчян. Для фильма будущий режиссер искал маленького мальчика на роль внука главного героя. Случайно увидев меня по телевидению, Альберт решил, что именно этот подросток и будет играть в картине.
Через лагерь разыскали мою маму. Переговорив с ней и получив приглашение посетить наш дом с целью познакомиться со мной, Альберт Мкртчян после этой встречи без проб сразу утвердил меня на роль.
Так уже в 10 лет я стал общаться с нашими замечательными актерами. Ко мне приезжали в школу и на машине брали на съемочную площадку. Конечно, все там было интересно и захватывающе. Фрунзик играл моего деда, бабушку – Арус Асрян, фотографа – Татул Дилакян. Между прочим, в эпизодическую роль в этом фильме сыграла и дочка Фрунзика – Нуне.
- В кратце напомните содержание картины.
- Оно было драматическим. Мой отец (по роли) присылает с фронта свою фотографию и просит родных также сфотографироваться и прислать ему снимок. Но следом за фотографией приходит похоронка. И, когда вся родня собирается перед фотоаппаратом, только дедушка знает правду…
А потом состоялась премьера, после которой я стал «знаменитостью», во всяком случае, в своей школе и среди своих товарищей, что очень льстило.
Кстати, после того, как съемки фильма завершились, мама решила организовать традиционный армянский хаш и пригласила Фрунзика к нам домой. Он с удовольствием согласился. Во время застолья мама сказала ему: «Вы знаете, многие находят большую схожесть Армена с вами, а во дворе все его называют Фрунзом». Артист, с присущим только ему грустным взглядом, посмотрел на меня, потом на нееи сказал: «Что вы говорите, Армен приличный, красивый мальчик. Почему его сравнивают со мной?..»
Фрунзик Мкртчян- Насколько мне известно, с этого дня у вас хранится небольшой презент от артиста.
- Да, он мне подарил свой шарж с надписью на армянском языке: «На память Армену в честь совместного хашевания».
- Вы больше не встречались с Мгером Мкртчяном после вашего первого фильма?
- Прошли годы, наше общение прервалось. Но мой первый киношный опыт после окончания школы послужил поводом, для того, чтобы я пошел учиться на артиста. Эта профессия мне очень нравилась и я поступил в Театрально-художественный институт на курс Кима Арзуманяна.
Я учился на втором курсе, когда Фрунзику присвоили звание Народного артиста СССР. Помню вечер, посвященный этому событию, который вела театровед Луиза Самвелян. Присутсвовали видные деятели культуры, почитатели артиста, его коллеги. Что-то говорили, приветствовали виновника торжества, а Фрунзик делился воспоминаниями и восседал в кресле на сцене.
Когда вечер подходил к концу и было объявлено, что выступающих больше нет, вдруг некий молодой человек неожиданно вскакивает со своего места и заявляет, что хочет выступить. Все повернулись в мою сторону и недоуменно посмотрели, мол, кто этот самозванец? Я быстро взобрался на сцену и обратился к Мкртчяну: «Фрунзе Мушегович, вы меня помните?» «Нет», - последовал удивленный ответ. «Посмотрите на мой профиль». «И что?» «Я сейчас напомню вам, откуда вы меня знаете. Вспомните мальчика из фильма «Фотография», - не успел я это произнести, как Фрунзик молниеносно вскочил с кресла и закричал на весь зал: «Ара, эс им торна, им торна. Ай тха, ба минчев има вортехеир?» Заключил меня, тогда, худого, в свои богатырские объятия. А я, обращаясь к присутствующим, сказал: «После долгих лет дед нашел своего внука».
Фрунзик был очень простым человеком, не высокомерным, общительным, очень юморным.
Уже проживая в Америке, помню, Фрунзик приезжал на гастроли. Тогда мы встретились еще один раз. Нужен был актер на роль Огсена в Багдасар-ахпаре. А я играл эту роль в своей дипломной работе. И даже получил за нее отличную оценку. Так я должен был стать партнером Фрунзика в спектакле. Но, к сожалению, его состояние здоровья было не очень хорошим – Фрунзик уже болел и сыграть вместе еще раз нам не удалось.
- Как вы оказались в Америке?
- В 1979 году я закончил институт, потом отслужил в армии. После чего работал в Театре юного зрителя около восьми лет. Играл Тибальда в «Ромео и Джульетте», в «Разбойниках» Шиллера , во многих детских спектаклях, был занят в телеспектаклях, играл в сатирических короткометражках «Бумеранг». А в 1988 году после землетрясения уехал в Америку и там обосновался. Поехал на месяц в Нью-Йорк по приглашению. А потом купил билет и уехал в Лос-Анжелес, не имея там абсолютно никаких знакомых. И с нуля начал новую жизнь, а мама в Ереване получила «обширный инфаркт». Но мне повезло. Я нашел работу на парковке при индийском ресторане высшего класса «Гейлорд», который находится на Беверли хиллс. Это целая сеть отельно-ресторанных заведений, которые действуют в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Лос-Анджелесе. Эта работа позволила мне познакомиться с такими людьми, как Стив Уандер, Рэй Чарльз, Майк Тайсон.
- Я слышала об устроенном вами целом спектакле во время знакомства с Барброй Стрейзанд. Расскажите подробности.
- О, да. Как-то прихожу на работу и менеджер ресторана – пакистанец, говорит мне: «Давай я познакомлю тебя с Барброй». После этого имени у меня по ассоциации сразу возникла фамилия Стрейзанд. Не успел я об этом подумать, как передо мной действительно оказалась Барбра Стрейзанд – собственной персоной…
А я, простите, по натуре артистическая личность, тут же опустился на колено, взял ее руку и поцеловал, сказав, что армянский народ преклоняется перед ее талантом. И действительно, это было так, потому что многие поколения выросли на ее фильмах и песнях. Потом вышел из помещения, вызвал своего напарника, дал деньги и попросил купить и принести букет цветов и отдельно гвоздики.
Чтобы войти в ресторан, или выйти из него надо было пройти через пять ступенек. Из этих гвоздик я постелил «коврик» на них. Написал к букету записку, от кого он и преподнес актрисе.Она неожидала такого и, естественно, удивилась, наверное, подумав, кто это – какой-то парковщик… . А потом договорился со своими коллегами, чтобы, когда Барбра выйдет из ресторана, они открыли дверь ее мерседеса. Выходя из ресторана, она еще больше изумилась, когда увидела коврик из гвоздик. Я взял ее за руку и провел до машины. Она села, опустила оконное стекло и протянула мне какой-то конверт, на котором я заметил помадный отпечаток ее губ. А когда машина уехала, в конверте я обнаружил … 2000 долларов. Но это не были чаевые, обычно они составляют 5-20 долларов. Это был гонорар за мой «спектакль». Я действительно симпровизировал и устроил небольшое шоу. В Америке подобное обычно не делается, просто не принято. Потому что многие, сидя за соседним столиком, даже не обратили бы на нее внимание. А мой характер, артистические навыки, заложенные еще в институтские годы моим учителем Кимом Арзуманяном, позволили мне сделать подобное.
Она поняла меня и оценила мой спектакль.
А спустя время, я перешел работать на одну из бирж.
- Чем вы занимаетесь в Америке сейчас?
-Жизнь заставила заниматься бизнесом. Долгие годы шоу-бизнесом и дистрибуцией фильмов брата. Потом организовал гастроли детского цирка Армении в США. Был такой цирк при Дворце пионеров. Я очень люблю искусство, кстати, меня приглашали местные армянские театральные труппы, но в последние годы отошел от этой деятельности. Не все в Америке было просто и легко.
Сейчас я работаю в крупной страховой компании брокером и одновременно на Нью-Йоркской бирже трейдером – советником по финансовым вложениям.

Голос АрменииЕЛЕНА ГАЛОЯН

"Голос Армении" 
https://www.golosarmenii.am/article/24542/ot-frunzika-do-barbary-strejzand





Печать