В день рождения Фрунзика Мкртчяна: выходя из ряда лицедеев

Фрунзик МкртчянЕсли бы на вопрос "за что?" чаще звучали ответы, наверное, исчезла бы тайна жизни. Черная ее сторона. Страх, боль, трагедии, громкие и незаметные, притупленные, бытовые всегда искривляют, губят жизнь человека. Который был задуман чище, нижнее, доверчивее. 
В тисках сложился армянский характер и менталитет. Герои Эллады проплыли между скалами - их вела рука богини и голубь Финея. Был голубь с веткой оливы и в основании жизни армян. Который свидетельствовал о том, что твердь существует. 
С течением веков стало понятно, что именно человек, его талант, мастерство, поэзия и вера станут скреплять эту древнюю землю. 
Фрунзик Мкртчян в фильме "Танго нашего детства"Армянская тектоника до сих пор движется взрывает, будоражит. На стыке горя и красоты этой земли 
рождаются люди, которым суждено становится если не героями военных хроник, чудесных спасений, мифов, то людьми, в которых отражается главное, что заставляет армян не просто существовать, но находится в одном из эпицентров мироздания. С тех пор, как ушел из жизни Фрунзик Мкртчян, прошло немало лет. И с каждым годом замечательный актер, кого обожали в каждой советской республике, выходит шаг за шагом из рядов лицедеев, играя роль уже архетипа. Он среди Комитаса, Вазгена, Параджанова и Монте. Он уже не кумир миллионов, он - соль земли. 
Сегодня если назовешь в разговоре его имя, все внутри невольно сжимается, и с этим именем ты стоишь перед теми, кто погиб, и выжил, кто жил с болью в сердце или молчал теми словами, которые не выскажешь даже близкому.
"Спасибо за то, что была эта радость"Наверное, и он произносил иногда этот вопрос "за что". И отгонял от себя жалость, вспоминая всех тех, кто в 90-е погибал так, будто речь шла о новом сотворении мира. Мы не говорим уже про Геноцид, мы вновь вспоминаем только те реалии, что были вокруг жизни таких, как Мгер Мкртчян. 
Болезнь Донары, сына и гибель Нуне, о которой он уже не узнал, все это действительно позволяло ему противопоставлять свою жизнь тем, кто уцелел в спитакском горе. Ни за что, а, видимо, потому что кто-то в мире, может, и не Бог, который по его признанию, догонял его, нуждался в этой крепкой, коренастой фигуре мужчины, который мог смешить вопреки. И показывать всем нам, как можно отыгрываться, выкрадывать радость мира, когда совсем не смешно.

Валерия Олюнина
https://www.armmuseum.ru/news-blog/2017/7/4/--1
04.07.2017

Печать