ԲԱՑԱՌԻԿ ԿԱԴՐԵՐ

3-ий канал ТВԱրդեն 21 տարի նա մեզ հետ չէ,սակայն նա միշտ կմնա: Կմնա իր դերերով,իր ասմունքով,իր ձայնով,իր թախցոտ աչքերով,և,վերջապես իր Հանճարով՝ պարզապես Ֆրունզ լինելով:Սրանք բացառիկ կադրեր են,որոնք պահպանվել են մեր տեսադարանում: 25-ը ՄԱՐՏԻ 1993 թվական: 9 ամիս հետո նա հեռացավ մեզանից:
Մութ ու ցուրտ պայմաններում նկարահանում էինք Թատրոնի միջազգային օրվան նվիրված հաղորդում:պարզվեց,որ Մհեր Մկրտչյանը հիվանդանոցում է:
Արտավազդ Եղոյանը,Կարեն Քոչարյանը և օպերատոր Սարգիս Մկրտչյանը այցելեցին նրան: Հրաժարվեց խոսելուց, առողջականը լավ չէր: Այդ օրվանից մնացին այս երկուս ու կես րոպեն,որոնք որսաց մեր թաքնված տեսախցիկը:Սակայն ուշադիր հետևելով,դուք էլ կնկատեք,թե ինչպես է Հանճարը զգում նույնիսկ պայուսակում պահած տեսախցիկը: Այս կադրերը ներկայացվում են առաջին անգամ:


 

Печать

«СЛУШАЙ, КАК Я ДУМАЛ, ЧТО Я ОДИН?» (с сокращением)

Иосиф Вердиян - журналист
Ровно двадцать лет назад, в день его пятидесятилетия, я навестил Фрунзика в больнице «скорой помощи» и помню рассказ об одной актерской находке.
— Слушай, азербайджанцы пригласили меня сняться в фильме. Ну, поехал в Баку. Режиссер дает наставление: «Фрунзик, ты по роли инвалид войны. Входя в райсобес, поэтому тут же начинай права качать: я, мол, фронт прошел, ногу потерял, а вы машину никак не выделите».
— Но это уже не фронтовик, а демагог.
— Вот-вот! То же самое я сказал режиссеру. Он подумал и согласился.
— И что же?
— Решение нашел такое: резко открываю дверь собеса, вытягиваю протезную ногу и двумя руками указываю на нее: «Война!».
Одно слово, один жест — вместо целого монолога. Зрелый талант скуп. Если талант многословен, значит, он молочной спелости.

logo novaya-gazetaФрагмент интервью Иосифа ВЕРДИЯНА
"Новая газета" № 24  03.04.2006  
http://2006.novayagazeta.ru/nomer/2006/24n/n24n-s47.shtml

"Фрунз-джан, что произошло?"

Николай Цатурян
Однажды навестил его в больнице. На вопрос: "Фрунз- джан, что произошло?", он мне ответил: 
"Я лежал на столе, и когда у меня произошла клиническая смерть, я вышел из моего тела и поднялся наверх. Я попал в один светлый коридор, и все летел и летел по нему, а со мною летел маленький ребенок. Когда я дошел до края, то увидел один золотой город, очень светлый и красивый. Мы с остальными хотели войти в него, но кто-то мне и этому ребенку приказал вернуться обратно. Мы вернулись: зашел в палату, вошел в свое тело и почувствовал неимоверную тяжесть…", — вспоминает народный артист Армении Николай Цатурян.
Он говорит, что тогда Мкртчян признался, что пережил чудесное чувство, и сделает все, чтобы умереть. "И он сделал все, чтобы умереть", — констатирует Цатурян.

http://ru.armeniasputnik.am/armenia/20151229/1539401.html