В день рождения Фрунзика Мкртчяна: выходя из ряда лицедеев

Фрунзик МкртчянЕсли бы на вопрос "за что?" чаще звучали ответы, наверное, исчезла бы тайна жизни. Черная ее сторона. Страх, боль, трагедии, громкие и незаметные, притупленные, бытовые всегда искривляют, губят жизнь человека. Который был задуман чище, нижнее, доверчивее. 
В тисках сложился армянский характер и менталитет. Герои Эллады проплыли между скалами - их вела рука богини и голубь Финея. Был голубь с веткой оливы и в основании жизни армян. Который свидетельствовал о том, что твердь существует. 
С течением веков стало понятно, что именно человек, его талант, мастерство, поэзия и вера станут скреплять эту древнюю землю. 
Фрунзик Мкртчян в фильме "Танго нашего детства"Армянская тектоника до сих пор движется взрывает, будоражит. На стыке горя и красоты этой земли 
рождаются люди, которым суждено становится если не героями военных хроник, чудесных спасений, мифов, то людьми, в которых отражается главное, что заставляет армян не просто существовать, но находится в одном из эпицентров мироздания. С тех пор, как ушел из жизни Фрунзик Мкртчян, прошло немало лет. И с каждым годом замечательный актер, кого обожали в каждой советской республике, выходит шаг за шагом из рядов лицедеев, играя роль уже архетипа. Он среди Комитаса, Вазгена, Параджанова и Монте. Он уже не кумир миллионов, он - соль земли. 
Сегодня если назовешь в разговоре его имя, все внутри невольно сжимается, и с этим именем ты стоишь перед теми, кто погиб, и выжил, кто жил с болью в сердце или молчал теми словами, которые не выскажешь даже близкому.
"Спасибо за то, что была эта радость"Наверное, и он произносил иногда этот вопрос "за что". И отгонял от себя жалость, вспоминая всех тех, кто в 90-е погибал так, будто речь шла о новом сотворении мира. Мы не говорим уже про Геноцид, мы вновь вспоминаем только те реалии, что были вокруг жизни таких, как Мгер Мкртчян. 
Болезнь Донары, сына и гибель Нуне, о которой он уже не узнал, все это действительно позволяло ему противопоставлять свою жизнь тем, кто уцелел в спитакском горе. Ни за что, а, видимо, потому что кто-то в мире, может, и не Бог, который по его признанию, догонял его, нуждался в этой крепкой, коренастой фигуре мужчины, который мог смешить вопреки. И показывать всем нам, как можно отыгрываться, выкрадывать радость мира, когда совсем не смешно.

Валерия Олюнина
https://www.armmuseum.ru/news-blog/2017/7/4/--1
04.07.2017

Печать

«Жизнь крупным планом — трагедия, но она издали кажется комедией» (2)

В родном городе Фрунзика напротив драматического театра ему установлен памятник, ставший своего рода отражением его жизни, его игры.
Любимый актер сидит на стуле. Рядом висят две маски — маска комическая и маска трагедийная: радость и грусть, неотступно соседствующие друг с другом. Приходится одевать маски не только актеру на сцене, но и человеку в жизни, ведь «весь мир театр, а люди в нем актеры».
Фигура Фрунзика — это он настоящий, в жизни, такой, каким он мог быть наедине с самим собой. Он ссутулился, словно под тяжестью своей грусти, руки зажаты между коленями — будто пытается отгородиться от мира, боль которого он также остро чувствовал.
«Жизнь крупным планом — трагедия, но она издали кажется комедией»: памятник в Гюмри стал не просто отражением жизни Фрунзика Мкртчяна, но, кажется, и этих слов другого великого комика — Чарли Чаплина, которого Фрунзик очень любил.
 Еще маленьким мальчиком он засиживался в кинотеатре, стараясь не пропустить ни одного фильма с Маленьким Бродягой Чарли, за комичностью которого скрывается глубокий смысл.
«Жизнь крупным планом — трагедия, но она издали кажется комедией»: памятник в Гюмри стал не просто отражением жизни Фрунзика Мкртчяна, но, кажется, и этих слов другого великого комика — Чарли Чаплина, которого Фрунзик очень любил. Еще маленьким мальчиком он засиживался в кинотеатре, стараясь не пропустить ни одного фильма с Маленьким Бродягой Чарли, за комичностью которого скрывается глубокий смысл.
Фрунзик как-то говорил: «Чаплин для меня, как Бах в музыке — учитель человечества. Подобно тому, как жизнь кишит сюрпризами, так и Чаплин не переставал меня удивлять.

10710601_711847915530813_7007367029700019557_n.jpgОднажды московское телевидение снимало обо мне документальный фильм. Начинался он кадрами, где маленький мальчик смотрит в кинотеатре фильм с Чаплином и загорается желанием сыграть в кино. Это была чистая правда. Я стал комиком, потому что мечтал об этом с детства».

И его мечта сбылась. Он — всенародно любимый актер. Комик с талантом драматического актера, что особенно проявилось на театральной сцене. «Чтобы понять всю силу его таланта, нужно смотреть не только его работы в кино, где в основном он играл комедийные роли, но и в театре. Для меня он — лучший исполнитель Сирано де Бержерака», — говорил Георгий Данелия о Фрунзике.

Фрунзик Мкртчян был человеком с большим и добрым сердцем, стремящимся помочь людям. Он был счастлив, видя в глазах окружающих радость. «Когда ему будет приятно, я буду чувствовать, что мне тоже приятно», — делится герой Фрунзика Рубик Хачикин.
 «Для меня он — лучший исполнитель Сирано де Бержерака» Георгий Данелия о Фрунзике Мкртчяне В документальном фильме «Фрунзик Мкртчян. Человек с гордым профилем» актер Азат Гаспарян рассказывает: «Лично для себя он никогда ничего не просил. Он просил, запомните это, всегда для окружающих, всегда для страны, всегда для граждан, соседей, друзей. Для себя не просил ничего».

В этом же фильме мы узнаем об одном случае, приключившемся с Фрунзиком в Индии во время съемок картины «Приключения Али-Бабы и сорока разбойников» и раскрывающем всю глубину его сердца. Рассказывает искусствовед и кинокритик Кора Церетели: «Там его потряс на улице мальчик-рикша. Крошечный мальчик, тощий, тщедушный, который, так сказать, впрягся в эту самую коляску, и предложил ему [Фрунзику] сесть. Когда он сидел в этой коляске, он просто измучился от того, что этот мальчик его на своих худых плечах тащит. И он его попросил, давай, говорит, ты уступи мне это место».

 Фрунзик с Дхармендрой и Хемой Малинив фильме «Приключения Али-Бабы и сорока разбойников» Мальчик отказывался. Но Фрунзик все же сам «впрягся» в коляску. Он возил мальчика по городу и заставлял его кричать свое имя. «Меня зовут Пакраш!», «Меня зовут Пакраш!» А целью Фрунзика было утверждение этого маленького мальчика как личности… утверждение, что он не винтик в механизме огромного мира, а Человек.

РИПСИМЕ ГАЛСТЯН
https://www.armmuseum.ru/news-blog/2018/7/4/-