Вагарш Вагаршян

/vagharsh-vagharshyanМолодой актер Фрунзик Мкртчян представлял два полюса, от трагичного до радостного в атмосфере комедии поствозрожденческого времени. Начиная с 1953г. актер стал работать в Академическом театре имени Г.Сундукяна и учился в художественно-театральном институте, под руководством мастера Вагарш Вагаршяна. Студент сыграл в пьесе ту же роль Эзопа по Г. Фидейреду «Лисица и виноград», что и его мастер Вагарш Вагаршяна — актер, ставший первым Народным артистом СССР на армянской драматической сцене.

http://karabakhtimes.com/armenians/biografiya-frunzika-mkrtchyana.html


Մի անգամ, երբ «Եզովպոս»-ում խաղում էի Վաղարշյանի հետ, մարդիկ եմ տեսել, որ բեմի հետևից ասում էին` չի ստացվի, չի՛ ստացվի, չի՛ ստացվի: Էս իմ լեգենդն է, ոչ մեկի հետ դա չի եղել: Ես նույնիսկ կարող եմ եզրակացնել, թե ինչումն է բանը, որ իմ համբերությունը չի հատնում, որ իմ հումորը չի կորչում… Չի կորչում…
Фрунзик (Мгер) МкртчянԴա ինձ միշտ փրկել է… Ինձ ձեզնից միայն ծափեր են պետք, այնքան, մինչև ափերդ թմրի:Մի անգամ, երբ «Եզովպոս»-ում խաղում էի Վաղարշյանի հետ, մարդիկ եմ տեսել, որ բեմի հետևից ասում էին` չի ստացվի, չի՛ ստացվի, չի՛ ստացվի:
Էս իմ լեգենդն է, ոչ մեկի հետ դա չի եղել: Ես նույնիսկ կարող եմ եզրակացնել, թե ինչումն է բանը, որ իմ համբերությունը չի հատնում, որ իմ հումորը չի կորչում… Չի կորչում… Դա ինձ միշտ փրկել է… Ինձ ձեզնից միայն ծափեր են պետք, այնքան, մինչև ափերդ թմրի:

Ֆրունզիկ (Մհեր) Մկրտչյան

Печать

Это была импровизация ...

Фрунзик Мкртчян“В моих воспоминаниях Фрунзик Мкртчян остается таким, каким он был всегда – добрым, талантливым  и грустным человеком с чувством юмора ”,— вспоминая великого артиста  в день его рождения, сказал,  в беседе с ГАЛА, режиссер Альберт Мкртчян.
Согласившись с мыслью, что Мгер Мкртчян — это целое явление на нашей сцене и в кино, Альберт Мкртчян  все же высказал убеждение, что такие люди еще будут рождаться: “До Мгера говорили, что  вряд ли родится еще один Папазян  или  Грачья Нерсисян.
Но ведь рождаются же, потому что, несмотря на резню  и геноцид, чрево нации не иссякает, оно еще родит новых гениев, Мгер был не первым, и не последним”.
На вопрос о том, какая роль так и осталась несбыточной мечтой для Мгера Мкртчяна, Альберт Мкртчян ответил: “Единственная роль, которая ему не далась – это сыграть самого себя. Это было самой трудной ролью, и он всегда с удивлением спрашивал – неужели я не смогу сыграть самого себя? Я ему отвечал – нет, поскольку человеку не дано увидеть в себе те нюансы, которые видны со стороны, и что-нибудь обязательно останется недоделанным, если бы он решился сыграть самого себя.
Он еще  был студентом   Театрально-художественного  вуза, когда играл Эзопа, и я был свидетелем того, как Вагарш Вагаршян прямо на сцене снял свой грим и  парик, обнял Фрунзика, и после этого Фрунз стал играть его роль. Это был  великий  шаг  педагога”.
Для брата-режиссера было нелегко работать на одной  съемочной  площадке с таким талантливым актером и великим  импровизатором, каким был Мгер Мкртчян.
Альберт Мкртчян рассказал, как получился один из самых ярких эпизодов фильма “Мы и наши горы”.
”То, что мне не нравилось в его импровизациях, превращалось в предмет спора, а то, что нравилось — перерождалось в совместное творчество. Когда  мой отец совершил побег  из тюрьмы и  укрылся в яме, мы узнав об этом,  побежали на него посмотреть. Отец сидел в яме, а милиционер держал его на мушке и постепенно отходил,  и  тогда отец сделал жест рукой и воскликнул “Эгей!”.  Фрунзик  Мкртчян через много лет повторил этот жест и возглас  отца в фильме Генриха Маляна.
“В фильме “Танго нашего детства” я  был поражен, когда написанный мной текст не совпал с тем, что получилось на экране. Я был поражен образом мышления Фрунзика – в сумерках стоят Галя Новенц и Фрунзик Мкртчян, и он говорит: “Грануш, какое несчастье, когда человек не может быть счастливым”. Это была его импровизация – я давал ему совершенно другой текст”.

ГАЛА ТВСеда Гукасян

http://galatv.am/ru/culture-history/iak-dery-or-chkaroghacav-xaghal-inqn-iren-xaghaln-er-lbert-krtchyany-her-krtchyani-masin/